Рождество Христово

20150106_203926Рождественская елка, рождественские каникулы, рождественский гусь, наконец, рождественские распродажи в магазинах – эти словосочетания прочно вошли в наш обиход. Люди поздравляют друг друга с Рождеством, дарят друг другу подарки, желают всего самого-самого лучшего… Но мало кто задает себе при этом вопрос: а что же это такое? Ответ, вроде бы, очевиден: Рождество – это день рождения Иисуса Христа. Но по существу это мало что объясняет. Да, родился Иисус, великий Учитель человечества, и что? Разве мало у человечества было великих учителей? Были в истории и великие проповедники, и мыслители, и создатели новых религий. Однако есть один существенный факт, который отличает христианство от остальных мировых религий. Ни в иудаизме, ни в буддизме, ни в исламе нет учения о божественном происхождении людей, которые являлись основателями этих религиозных систем. Моисей получил откровение непосредственно от Бога, Будда обрел свою мировоззренческую концепцию в результате многолетних аскетических опытов, Магомет проповедовал волю Аллаха, возвещенную ему через ангела Джабраила. Ознакомившись с их учениями, можно сделать вывод: да, это были великие пророки, учителя и вожди, но это были всего лишь люди. Да и сами Моисей, Будда и Магомет себя богами никогда не называли. И только Иисус Христос совершенно определенно утверждает, что Он – воплотившийся Бог, пришедший на Землю для спасения людей. В это, конечно, можно и не верить. Евангельские события можно считать вымыслом, а христиан – просто недалекими людьми, воздающими божеские почести бродячему иудейскому философу. Но то, что Христос – единственный из основателей мировых религий, почитаемый своими последователями именно как Бог, который стал человеком, это бесспорный факт. Правда, в любом советском школьном учебнике было написано, что как раз здесь-то христианство вовсе не оригинально, что в истории языческих религий полно подобных легенд. Но так ли это? Да, античные боги тоже рождаются. Адонис, например, по одним сказаниям – является сыном девы Мирры, по другим – сыном сирийского царя от кровосмешения. Гера, супруга Зевса, именуется то девой, то вдовой. Апполон рождается то ли от девы, то ли от Зевса и Леты… Поразительная небрежность в повествовании о таком важнейшем религиозном факте, как явление бога человеку! Казалось бы, что может быть важнее для людей? И вдруг такая путаница… Однако эта неразбериха легко объясняется одним обстоятельством. При всем разнообразии имен и сюжетов в мифах есть одна общая характеристика. Языческие боги воплощаются не на самом деле, а как бы понарошку. Они принимают облик некоего материального существа, но сами не становятся плотью. Поэтому-то, в конце концов, совершенно неважно, кто от кого и сколько раз «родился». Мысль о невозможности реального воплощения богов была широко распространена в древнегреческой философии. Эпикур, например, прямо говорил: «Боги никогда не пойдут на то, чтобы сделаться людьми действительными». Откуда такая категоричность? Дело в том, что античная мысль рассматривала тело как темницу души. Материальное существование даже для человека рассматривалось как наказание в языческом мире, что уж тут говорить о реальном воплощении бога. Ведь став, как говорил Эпикур, «людьми действительными», боги неизбежно обрекали бы себя на все неудобства, лишения и страдания, которые сопутствуют человеческому существованию. Евангелие же учит, что Бог стал человеком на самом деле, не теряя ничего в своем Божестве. И всю свою земную жизнь Христос оставался и Богом, и человеком. Он нуждался в пище, уставал, испытывал боль и страдания, плакал… И в то же время одним Своим словом укрощал бурю, исцелял безнадежно больных и даже воскрешал мертвых. В Евангелии поражает это сочетание несовместимых, казалось бы, качеств: человек не может творить такие чудеса, а Божество не может страдать и нуждаться в чем-либо. Но все эти противоречия легко объясняются тем фактом, что в Рождестве Христовом Бог соединился с человеческим естеством реально и безусловно. Он на самом деле стал Человеком, у которого, к тому же было большое количество родственников и предков. Поэтому Новый Завет начинается с длинного и подробного родословия Иисуса Христа. В сравнении с этим документом путаная история происхождения языческих богов похожа на автобиографию беспризорника-сироты. Есть в мифологии так называемые «умирающие и воскресающие боги». Кажется, вот она – прямая аналогия Евангельским событиям! Но различие есть, и различие – кардинальное. Смерть языческих богов бессмысленна и случайна. И уж никак не добровольна. Не для того они воплощались! Они даже не подозревают о своей грядущей гибели. Все происходит внезапно. Злой брат Сет заманивает Осириса в ловушку и убивает. А что в Евангелии? Христос родился для того, чтобы принять мучительную смерть на кресте, и всегда знал об этом. Он идет на страдания и смерть добровольно, вынеся всю муку понимания того, на что Себя обрекает. Этой мукой были исполнены слова Христа, когда Он молился в Гефсиманском саду и просил любимых учеников побыть с Ним рядом: «И, взяв с Собою Петра и обоих сыновей Зеведеевых, начал скорбеть и тосковать. Тогда говорит им Иисус: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со Мною. И, отойдя немного, пал на лицо Свое, молился и говорил: Отче Мой! Если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем, не как Я хочу, но как Ты» (Мф.26:37-39). И тут встает самый важный вопрос: а зачем все это было нужно? Ириней Лионский пишет об этом так: «Бог стал Человеком, чтобы человек мог стать богом». Ни больше ни меньше. И мы видим в истории Церкви множество людей, которые смогли воспринять этот бесценный дар Бога человечеству. Церковь именует их – святыми. Но и это еще не все. Не только человечество получило во Христе исцеление, соединившись в Нем с Богом. Весь материальный мир, весь огромный космос, каждый атом вещества обретает после Рождества Христова новый смысл, новую перспективу. Вот как говорит об этом митрополит Антоний Сурожский: «Бог облекается в человеческую плоть, в которой содержится все существующее, все, что есть в этом тварном мире. Он воспринимает все вещество этого мира, и это вещество не только Его собственного исторического тела, но всего мира, таинственно, невообразимо, личным образом соединяется с Самим Богом. И когда после Воскресения Христос возносится на небо, Он таинственно уносит все вещество нашего мира в самые глубины Божественной реальности. Бог присутствует в мире, становится частью не только его истории, но его существа, и мир присутствует в Боге. В ясную безлунную ночь небо над нами загорается блестящей россыпью звезд. Глядя на это сияющее великолепие, трудно вообразить, что же на самом деле представляет собой наша Вселенная. Огромные скопления раскаленной материи, расстояния в миллионы световых лет, бесчисленное множество планет, звезд, галактик… Все это настолько несоизмеримо с человеком, что сознание отказывается воспринимать подобные масштабы. Даже наша Земля на таком фоне – всего лишь маленькая планета в звездной системе на краю Млечного Пути. И все же христианство вопреки всем этим бесспорным фактам считает Землю – центром мироздания. Потому что две тысячи лет назад в истории Вселенной начался отсчет новой эры. И начался он именно на Земле, с рождения в одной еврейской семье маленького Мальчика, в Котором Бог соединил Себя со всем материальным миром. Именно это, воистину, космического масштаба событие и отмечают все христиане нашей планеты, встречая светлый праздник Рождества Христова».